Разное

Предложение и обещание совершить преступление - это преступление?

08.11.2016

В Уголовном кодексе РБ (далее - УК Республики Беларусь) обещание и предложение совершить преступление не фигурируют в качестве самостоятельных видов преступного поведения, отсутствует в УК Республики Беларусь и отнесение таких действий к приготовлению к преступлению. С известной долей условности обещание и предложение совершить преступление может быть признано приготовлением к преступлению через толкование таких действий, как иное умышленное создание условий для совершения конкретного преступления, о чем речь идет в ч. 1 ст. 15 УК Республики Беларусь, ведь вполне очевидно, что ни приисканием, ни приспособлением средств или орудий совершения преступления обещание и предложение не являются.
Между тем прямая предусмотренность обещания и предложения совершить преступление в качестве уголовно наказуемых деяний вытекает из международных обязательств Республики Беларусь (например, ст. 15 Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции (заключена в г. Нью-Йорке 31.10.2003)). Несмотря на это, какой-либо дискуссионной активности в отечественной науке и законотворческой деятельности не наблюдается, в связи с чем вынужденно обратимся к историческому и компаративному исследованию указанных понятий.
В дореволюционный период развития уголовного права предложение совершить преступление не рассматривалось как наказуемое деяние.
Так, Н.С.Таганцев в своем известном учебнике писал: “Точно так же не знает наше право общего положения о наказуемости предложения учинить преступление, как это принято Законом бельгийским 1875 г. и германским 1876 г., так как такое предложение не может быть подводимо под понятие подстрекательства. Исключение составляют лишь государственные преступления, и то лишь в том отношении, что по ст. 102 наказывается виновный в подстрекательстве к составлению мятежнического сообщества, хотя бы таковое и не образовалось” <1>.
——————————–
<1> Таганцев, Н.С. Русское уголовное право. Часть Общая: в 2 т. / Н.С.Таганцев. - Тула: Автограф, 2001. - Т. 1. - 2-е изд., пересмотренное и доп. - С.-Петербург, 1902. - С. 533.

До недавнего времени инициирующее предложение совершить конкретное преступление рассматривалось в рамках учения о соучастии как подстрекательство к совершению преступления, чем оно, собственно, являлось ранее и является в настоящее время.
Однако после присоединения Российской Федерации к вышеназванной Конвенции возник вопрос о соответствии внутреннего уголовного законодательства конвенционным положениям о необходимости криминализации обещания и предложения взяточничества в качестве самостоятельных преступлений. Российский законодатель подошел весьма избирательно к такой криминализации, произведя ее только применительно к возрожденному из предшествующего забвения посредничеству во взяточничестве. В итоге в Уголовном кодексе Российской Федерации (далее - УК Российской Федерации) вначале появилась статья 291.1, а затем и 204.1 с установлением ответственности за обещание или предложение посредничества соответственно во взяточничестве и в коммерческом подкупе. Обещание и предложение дачи или получения взятки самостоятельной криминализации не подверглись. Мотивы такой избирательности остались не проясненными, а вакуум заполнился всевозможными предположениями. Причем криминализация была произведена с обилием недостатков. Об этом достаточно подробно упоминалось ранее <2>, поэтому остановимся только на тех проблемах, которые непосредственно касаются стадий преступления.
——————————–
<2> Бабий, Н.А. Квалификация взяточничества по уголовному праву Беларуси и России / Н.А.Бабий. - М.: Юрлитинформ, 2014. - С. 412 - 502.

Что представляют собой обещание и предложение в череде сменяющихся поведенческих актов по реализации преступного намерения субъекта?
Основные позиции ученых сводятся к тому, что обещание и предложение относят либо к ненаказуемому обнаружению умысла, либо к приготовлению к преступлению, либо к оконченному преступлению. Естественно при этом, что наличествует множество своеобразных интерпретаций той или иной позиции.
В научной литературе высказано мнение о том, что обещание или предложение посредничества во взяточничестве являются стадией обнаружения умысла, в связи с чем криминализация таких действий объявлена необоснованной.
Именно так расценил указанные действия, например, А.Б.Баумштейн: “В предлагаемой редакции ст. 291.1 УК РФ, кроме того, вызывает сомнения ч. 5, криминализирующая обещание или предложение посредничества во взяточничестве, что нарушает принцип ненаказуемости обнаружения умысла, чем эти поступки (если они не подкреплены реальными действиями во исполнение соответствующего намерения) и являются” <3>.
——————————–
<3> Баумштейн, А.Б. Концептуальное единство уголовного закона и поправки-”заплатки” // Уголовное право: истоки, реалии, переход к устойчивому развитию: материалы VI Российского конгресса уголовного права, Москва, 26 - 27 мая 2011 г. / Моск. гос. ун-т им. М.В.Ломоносова; редкол.: В.С.Комиссаров (отв. ред.) [и др.]. - М.: Проспект, 2011. - С. 414.

Аналогичную позицию занял О.И.Ткачев, который утверждает следующее: “Само по себе посредничество во взяточничестве в настоящее время не может рассматриваться в качестве соучастия в даче или получении взятки. Соответственно действия лица, обещающего или предлагающего такое посредничество, не являются приисканием соучастников или достижением сговора на совершение преступления. Соответственно действия, описанные законодателем в диспозиции ч. 5 ст. 291.1 УК РФ, могут расцениваться только как “иное умышленное создание условий для совершения преступления”. Однако само по себе высказывание намерения выступить посредником во взяточничестве никаких условий для последующего совершения обещанных или предложенных действий не создает и последующее совершение посреднических действий не облегчает, ведь посредник таким обещанием или предложением не связан.
В связи с этим мы полагаем, что обещание или предложение посредничества во взяточничестве представляет собой только обнаружение умысла, криминализация которого не только нарушает общепризнанный принцип ответственности только за деяние (”мысли не наказуемы”), но также противоречит принципу равенства граждан перед законом” <4>.
——————————–
<4> Ткачев, О.И. Ответственность за обещание или предложение посредничества во взяточничестве / О.И.Ткачев // Российская юстиция. - 2012. - N 3. - С. 35.

Не вполне обоснованной по причине принадлежности в большей мере обнаружению умысла назвал криминализацию обещания и предложения В.Сверчков: “Криминализация обещания и предложения посредничества во взяточничестве представляется не вполне обоснованной, поскольку указанные действия в большей мере свидетельствуют об обнаружении умысла - нулевой стадии совершения преступления, нежели о приготовлении к нему, покушении на него или об оконченном преступлении” <5>.
——————————–
<5> Сверчков, В. Актуальные вопросы квалификации коррупционного поведения (к обсуждению проекта постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации “О судебной практике по делам о взяточничестве, коммерческом подкупе и иных коррупционных преступлениях”) / В.Сверчков // Уголовное право. - 2013. - N 5. - С. 104.

Н.В.Бугаевская, полагая, что криминализация предложения и обещания “расходится в некотором роде с основными постулатами доктрины российского уголовного права”, настаивает на необходимости отличать “голый умысел от оконченного состава преступления”: “Намерение виновного должно подтверждаться не только наличием контакта с взяткодателем или взяткополучателем, но и реальной возможностью взаимодействия с другой стороной, желанием, заинтересованностью в таком криминальном сотрудничестве в ближайшем будущем, дачей истинных обещаний, серьезных заверений в удачном исходе дела, получением вознаграждения за его еще не совершенные, но планируемые в будущем посреднические действия. Таким образом, должен иметься умысел на выполнение задуманного, подтверждаемый конкретными действиями” <6>. Большой вопрос, может ли хоть один из авторских критериев отграничения выполнять роль критерия, как то: реальная возможность взаимодействия, заинтересованность в криминальном сотрудничестве, дача истинных обещаний, серьезных заверений в удачном исходе дела…
——————————–

Страница: 1 2 3



Главная Страница